?

Log in

Итоги года

Год был насыщенный, но эмоционально очень сложный. Я рада, что он заканчивается.
Я нашла любимую работу - это неимоверно прекрасно.
Я дописала "труд своей жизни" - и это тоже окрыляет.
У меня куча планов на будущую научную жизнь.
У меня великолепные коллеги, хорошие друзья и любящая семья. И я совершенно точно могу сказать, что я счастлива.

А еще я в этом году поняла очень важную вещь - я поняла, что для меня любовь.

Диалоги

Бабушка: А ты что, устаешь?

Мама: Античная литература - это потрясающий скачок в саморазвитии.

Коллеги (моего участия нет):
- А ты ходишь на какие-нибудь курсы, саморазвиваешься?
- Ну да, на курсы выживания.
- Конечно, две работы - это ведь курорт.

Я отправила последний вариант диссертации. Осталось три недели.
Я рада, что год заканчивается.
И не понимаю, зачем внезапно лайкать мою фотографию двухлетней давности.

Nov. 22nd, 2014

Моему цвету лица, по-моему, скоро будут завидовать все зомби нашего Зомбиленда. Синева под глазами приобрела фиолетовый оттенок с помадой винного цвета получается даже интересный образ. Главное еще кофточкой это великолепие подчеркнуть. Неимоверно хочу спать, все время.

Студенты пытались мне рассказать, что они устали. Что вы знаете об усталости, подумала я. Хотя я их прекрасно понимаю - первый семестр им запомнится на всю жизнь.

Переживаю, что рассказываю им все в ироничной манере (но иначе не могу). Сегодня рассмеялась, читая патетический монолог из "Федры" Сенеки. Там Тесей по кускам Ипполита собирает, я это спокойно читать не могу - смеяться тянет (следствие работы в ФедералПресс Трэш). Хорошо хоть остроумие у меня не проснулось. Не уверена, что шутка про конструктор "Сделай сам" нашла бы адресата среди филологов.

В школе мне говорили, что я плохо читаю стихи. Видимо, поэтому я читаю вслух журналистам. Они приучились молчать и сидеть. И чтение им, вроде, нравится. По крайней мере Феокрит у нас прошел отлично, хотя я боялась, что его идиллии будет сложно прочитать на большую аудиторию.

Походила по магазинам в поисках юбки-карандаш. Почему-то все юбки нынче сшиты так, что совершенно непристойно обтягивают бедра. В них надо соблазнять шефа, изящно наклоняясь вперед. Но шефа у меня нет, у меня есть студенты, которых соблазнять не надо. Купила пышную кожаную юбку. Страшно довольна.

Перечитала "Сатирикон" в рамках акции "Все, что угодно, только не диссертация". Поняла сюжет (уже прогресс), не поняла, что я могла понять из него на первом курсе. Готовлюсь перечитывать остальные романы. Может еще что-нибудь полезное пойму. Мне страшно нравится Античность. Никогда бы не подумала, что этот материал будет мне хорош.
Сегодня впервые за 25 лет попала к стоматологу. Оказалось все не так страшно. Час со мной поковырялись и отпустили. Есть теперь не могу, могу только пить. И так будет еще сутки, минимум. Тяжело жить, когда десна к зубам не прикреплена)

Завтра разбор моей диссертации на кафедре. Судя по оптимистичному "содержание никуда не годится", мне будет очень весело. Перепридумывать заголовки глав точно придется. И хорошо, если на этом все закончится.

Пытаюсь сподвигнуть университет оплатить мне командировку в Ригу. Пока шансы 50 на 50. И билеты пора уже покупать срочно.

И вот все хорошо, но я опять хандрю. Усталость и напряжение сказываются. Очень уж я нервничаю из-за всего. И В.В., а точнее вопрос "ну почему у меня опять ничего не получилось?", у меня снова болит. Масла в огонь подливает московский кузен, который отказывается верить, что вокруг меня не ходят толпы поклонников. Да, есть еще вопросы "ну чем я хуже?" и "где я накосячила?". Братья (и родной, и четвероюродный) советуют найти третью работу.

Усталости пост

Тоска по мужскому плечу усиливается во мне пропорционально усталости. Сейчас я согласна хоть на кого, только бы рядом был человек, способный сказать "Зайка, ты справишься". Но похоже и такое счастье мне тоже не светит.

Я адски устала. Я забываю всё: где что лежит, куда мне надо, как выглядят бывшие знакомые. Недавно поняла, что не помню, как выглядел мой первый муж. Вову тоже вспоминаю с большим трудом. Дошло до того, что я забываю имена людей, даже своего научрука. Зато все чаще возвращаюсь в прошлое. Иногда мне кажется, что во дни маразма я буду помнить только то, что со мной некомфортно и что "внутри что-то перегорело и оборвалось".

А так у меня все хорошо. На кафедре прошла первая проблемка - пришли первокурсники. Я довольна. По-моему, они меня так давно не видели, что тоже забыли. Ну ничего.
Поскольку во всех соцсетях у меня теперь или дети или коллеги, то рассказывать байки (ну и ныть тоже) придется сюда.
Я - человек-дедлайн. Количество того, что мне нужно сделать, превышает норму в несколько раз. Брат утверждает, что меня лопатой не убьешь. Однако с каждым днем все сильнее болит спина, к ней присоединяются колени, а темные круги норовят лечь на скулы и пойти к подбородку.

Нагло пропускаю одну конференцию. Не могу. Текст диссертации бесит нечеловечески.
Еще я все время мерзну. Отопление в квартире есть, но мне холодно.

Поймала в коридоре свою курсовичку.
- Аня, почему Вы не отвечаете мне на письма?
- А что? *дикие глаза* На них отвечать надо? *еще более дикие*
- Нууу... да. Вдруг на Вас уже кирпич упал, а я Вам материал ищу. Да и вообще, я же волнуюсь.

Авторитет у первого курса over 9000 - они видели, как Дора со мной ласково разговаривает.
Еще первый курс филологов начал смеяться, что меня радует.

Интересно колода тасуется. Восемь лет назад я ничего не понимала в фонетике и злилась на Мухина. Потом почти дружила с его супругой. А теперь у меня на первой парте сидит их дочка.

А еще осень, и мне как-то уже совсем привычно грустно. Глупая, никому (из сильного пола) ненужная девочка. И по иронии судьбы единственный молодой человек, с которым мне сейчас комфортно общаться, - это мой дальний родственник.
Полгода обостренного одиночества приучили меня смотреть на себя несколько отстранено, со стороны. Это странно, но иногда возникают кадры как в кино: рука с ярким маникюром что-то пишет, женщина выходит из дома и натягивает винного цвета перчатки или выходит из магазина, черное пальто, волосы развеваются, в руках сумка и купленный ужин. Все это красиво по отдельности, в кино. А в жизни почему-то становится грустно.

Мне вообще грустно. Хотя я люблю осень. Я обычно успокаиваюсь осенью, а вся фигня в моей жизни происходит всегда весной. Может быть, правда, все дело в том, что у меня опять болит сердце.

Мама вчера заехала ко мне в квартиру. Заявила, что я дура и у меня очень уютно. Может быть. Главное - тепло. Вот интересно, в той квартире, что мы снимали с В.В. уютно не было, да и у первого мужа не было уютно. А в этой съемной квартире и правда какая-то своя, спокойная атмосфера.

Забавно, но из спокойного состояния меня может вывести самая малость, при чем осознаваемая и ожидаемая: намедни прорыдала весь вечер из-за того, что В.В. не носит мой подарок. А чего я собственно ожидала? Что поймет и вернется, да нет, я не совсем дура.

Домучиваю диссертацию, сейчас вот еще одну мысль впихну - и закончу текст. Посмотрела на будущее отечественной журналистики: 120 детей. Первая лекция прошла почти в полной тишине.
- А на галерке не слышно, - кричит девочка. В аудитории гвалт.
- Если вы перестанете галдеть, то станет слышно, - отвечаю. И внезапно наступила тишина. Так и поработали. Миф о рождении Афродиты хорошо действует на детей, проверено.
А еще очень люблю, когда дети вопят "Ну расскажите!" в ответ на предложение прочитать самим.

Пополнила запас универсальных фраз. К "Ну упс", "В душе у тебя грязь" и "Уот так уот" добавилась еще одна: "Интересный случай с нашим поросенком". Моя жизнь описывается этой последней.

Aug. 12th, 2014

В моей жизни как-то внезапно наступил период, когда внутри себя мне интереснее, чем в окружающем мире. Наверно, если вычесть страдания по несложившейся love story, можно сказать, что я добралась до какой-то точки внутренней гармонии.

"Я расту как понятие", как говорила Саша Самохина из не понравившегося мне романа. И золотыми монетами меня тошнит все реже.

Я очень жестко начала чистить свое информационное пространство. Из лент Вконтакта и ФБ убираю всех, кто мне прямо сейчас не интересен. Остаются куцые обрывки, которые неинтересно читать. Это проблема, но пусть лучше пока будет так.

Если бы мне на первом курсе сказали, что я буду читать античную литературу другим, я бы не поверила никогда. А сейчас я понимаю, как хорошо и гармонично эта гигантская эпоха вписывается в меня.
Мне интуитивно понятно, что я хочу рассказать детям. И тексты, которые с трудом упихивались на первом курсе в голову, как-то легко систематизируются.
Об античности я сейчас могу говорить бесконечно. Иногда мне кажется, что я жила где-то в это время - веке в VII - VI.

Я понимаю, что я еще ничего про эту культуру не знаю, но у меня есть много лет на то, чтобы это изучить.

И диссертация внезапно оказалась не такой ужасной, как выглядела.

До отпуска осталось меньше недели. И у мне многократный шенген.

Jul. 28th, 2014

Мне снова грустно до слез. И тоскливо. И просто хочется всё бросить.
Теперь мне еще и страшно, что я плохо готовлю лекции.
Вчера вечером я, похоже, слегка травмировалась в маршрутке. Автобус подскочил на кочке - теперь у меня болит спина. Не настолько сильно, чтобы лежать, но и ходить немного неудобно. Хуже всего, что я не могу ни потянуться, ни согнуться.

Обещают очередное похолодание. Я оплатила свой отпуск. Собиралась в Прибалтику, а лечу в Грецию. Может, так оно и лучше. Хоть погреюсь и поплаваю. Тем более Родос - остров Гелиоса. Если бы я могла, я бы читала детям только античную мифологию.

Сегодня приезжали мои любимые девочки. Интересно смотреть, как маленький человечек взрослеет. Правда, кот до сих пор ходит в шоке от увиденного ребенка.

Я последнее время какая-то странно спокойная. Напоминаю себе, что это результат приема успокоительного, а не мое нормальное состояние. Тем более, что те два дня, что я прожила без волшебных зеленых таблеток, показали, что невралгия и грустные мысли возвращаются при первой же возможности.

Моя прекрасная кафедра заботливо предложила положить меня в больницу недели на две. Но я пока попробую отпуском отделаться. Больница от меня никуда не убежит.